Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Бабку звали Настасья. Но что еще веселее, ее звали Настасья Петровна. В детстве моя мать читала мне сказку про трех медведей. Там была одна Настасья Петровна. Вот умора. Бабке было почти семьдесят лет, и она бегала по двору, как спортсменка, и болтала со всеми подряд. Пацанов она не любила и гоняла, обзывала их плохими словами, и я ее терпеть не мог.

Двери наших квартир были в полуметре друг от друга. Она была нашей соседкой! Когда она подходила к своей двери, она всегда что-то со злостью бурчала себе под нос.

Жила она одна. Иногда к ней приходили ее лучшие подружки-болтушки. О чем они болтали, я не знаю, но, скорее всего, они обсуждали пацанов нашего двора, а заодно перемывали кости их родителям.

В декабре эта история и произошла. Бабки не было ни слышно, ни видно два, три, четыре дня. Потом моя мать сказала отцу, что бабка Настасья заболела, что она лежит одна и не может даже пойти в магазин за хлебом. Потом мать повернулась ко мне и вопросительно посмотрела на меня. Я тут же понял, что сейчас случится самое плохое.

– Ну, что? – спросил я дрожащим голосом, – опять что-то надо сделать?

– Саша, ты можешь сходить и принести хлеб Настасье Петровне? Она больна, и сама не может пойти в магазин.

– Опять! Как всегда, все на меня валится! Целыми днями я должен для тебя что-нибудь делать.

– Не для меня, а для нашей соседки. Ты должен понять, что она старая женщина, одинокая и очень больна и еле передвигается по квартире. Неужели мы не можем ей помочь?

– Не хочу помогать этой ведьме. Тебе надо, ты и иди.

– Хорошо, – сказала мать обиженно и пошла одеваться.

Я посмотрел ей вслед, и мне вдруг почему-то стало стыдно.

Мать уже надевала пальто, когда я подошел к ней.

– Ну ладно. Я схожу.

Мать обрадовано потянулась ко мне и чмокнула меня в щеку. Тут мне стало еще более стыдно. Я потянулся за своей курткой.

– Что надо купить?

– Зайди к Настасье Петровне, если тебе не трудно, спроси у нее и возьми деньги.

– Хорошо, – сказал я и выскочил за дверь.

Потоптавшись немного у ее квартиры, я нерешительно протянул руку к звонку и с неохотой нажал на кнопку. Долго никто не отзывался, но, наконец, бабка Настасья прошаркала к двери, приоткрыла ее и сердито уставилась на меня в узенькую щелочку.

– Чего тебе? – спросила она резким, скрипучим голосом.

Я мгновенно потерял дар речи.

– Ааа… Эээ… Нуу…

– Дальше!

– Вам надо что-нибудь в магазине? – довольно резко буркнул я.

На этот раз дар речи потеряла бабка.

– Ты что, идешь в магазин? – спросила она с глупым видом.

Ничего умней не могла придумать бабка. Я внимательно посмотрел на свою соседку. На ней была длинная черная юбка, толстый длинный вязаный жакет, а на шее накручен длинный белый шарф. На голове лежал блин белого берета.

– Хорошо, – сказала она, наконец. – Я сейчас напишу тебе список и деньги дам. Ты войди и подожди здесь!

Мне стало нехорошо: целый список отоваривать придется!

Через две минуты бабка Настасья вернулась с белым клочком бумаги, деньгами и сумкой. Я быстро взглянул на список и вздрогнул от ужаса: в списке было двенадцать пунктов.

– Вот ведьма! – подумал я и молча вышел за дверь.

К счастью, в магазине было все, что заказала бабка Настасья. Я быстро все купил и бросил очередной взгляд на список. Последним, двенадцатым пунктом, было полкило шоколадных конфет. Я так и застыл в центре торгового зала.

– Вот старая хрычовка, любит пожрать сладенькое, – подумал я с отвращением и поплелся в кондитерский отдел покупать конфеты.

Через несколько минут я уже стоял у ее порога. 

– Вот, – сказал я и протянул сумку соседке.

Бабка Настасья взяла сумку и нырнула в нее чуть ли не с головой. Потом засунула в нее руку и вытащила оттуда пакет с конфетами.

– Это тебе, – сказала она сиплым голосом, вручая мне пакет.

Я настолько растерялся от неожиданности, что механически протянул руку и взял конфеты.

– Спасибо, – промямлил я.

– Передай маме спасибо и привет, – прохрипела Настасья Петровна мне вслед.

Я, переполненный потоком неожиданных и очень странных чувств, поплелся в свою квартиру.

– Ну? Все в порядке? – спросила мать, выходя из гостиной мне навстречу.

– Вот, это тебе за усердие и душевность! – сказал я  тусклым  голосом и протянул ей пакет с конфетами.

Мать озадаченно посмотрела на него и вдруг широко улыбнулась.

– Ну, дорогой, пожалуй, это не мне, а тебе. Думаю, что ты это заслужил.

– Не нужны мне ваши конфеты! И вообще, отстаньте вы все от меня! – нервно закричал я и быстро пошел в свою комнату.

Дверь загудела за моей спиной. Я бросился на свою кровать. И хотя в этот момент думать о чем-либо мне было противно, смутные мысли, туманные видения и хаотичные звуки заполнили мою голову.

 

Автор: Старк Денис Олегович, 21 год, г.Харьков, Украина

Участник Международного конкурса «Реальная помощь»

 

Об авторе от первого лица:

Родился 20 апреля 1996 года. Окончил Харьковскую академию культуры по специальности режиссер кино и телевидения. Сценарист и автор множества документальных, игровых и художественных фильмов на социальные темы. Автор восьми художественных книг, изданных в Харькове и Луцке (см книжный стенд издательства МОНОГРАФ и издательства ТЕРЕН. Основная тема, которая интересует меня – личностные отношения между людьми, молодыми и пожилыми, гуманизм в этих отношениях. В области литературы являюсь лауреатом многочисленных литературных конкурсов, в том числе и международных.

26 Плохо15