Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 

Виолетта пришла на встречу с дочкой, которая сначала мирно сопела в коляске, а проснувшись, озарила этот мир улыбкой. Обычный здоровый любопытный ребенок. А ведь его могло и не быть сегодня с нами, если бы не помощь волонтера и не бескорыстные пожертвования неравнодушных:

- Когда мина разорвалась прямо у нас на огороде, наш дом дал трещину, а стеклопакеты вырвало вместе с рамами, у меня отошли воды. После обстрела меня привезли рожать раньше срока на четыре недели, и сердцебиения ребенка не было слышно... Реанимация требовала много денег. Очень много. У нас было семь тысяч гривен, но они ушли буквально за три дня, а лекарства были нужны каждый день. Ребенка погрузили в искусственный сон, она была такая крохотная, ручки как ниточки. И вся в трубках, катетерах и пластрырях. И жизнь ее поддерживалась аппаратом искусственного дыхания. Каждый день нужны были препараты, а денег больше никто не давал и не занимал, я была в панике. К тому же это был конец февраля 2015 года, вовсю полыхала война, Донецк бомбили без перерыва. Попали в соседнюю больницу – разнесли все стекла и фасад. В аптеках не было лекарств. Я стала звонить всем, кто был в моей телефонной книжке: может кто-то имел знакомых в благотворительных фондах, в областной администрации, в аптеках и больницах, хоть где-нибудь.

И вот мне позвонила Катерина, и сказала, что она теперь мой волонтер, и будет помогать мне собирать деньги и лекарства. Ко мне стали приходить совершенно чужие люди, приносить деньги. Приехали семейная пара Саша и Таня, привезли тысячу гривен, сказали, что сами они мечтают о ребенке уже несколько лет, но им бог пока не дает такого счастья. Поэтому они помогают тем деткам, которым нужна срочная помощь. Сначала я не могла брать деньги, я просто сгорала от стыда, но брала только потому, что нужно было покупать эти ампулы. Приходили пожилые женщины, приносили по 100, 200 гривен. И это в то время, когда пенсионеры сами не получали пенсий с июля, то есть почти семь месяцев, когда денег катастрофически не было ни у кого! Когда все перебивались гуманитарными крупами! Пришел как-то ополченец в форме «Беркут», такой солидный, красивый, принес 5000 рублей, сказал, что молодое поколение – это святое, это наше будущее. Сказал, что обязательно хотел приехать и поучаствовать в развитии ребенка. Вот так. Мне так было непривычно это слышать от мужчины. Катя потом долго меняла эти деньги на гривны, тогда очень мало работало обменников.

Однажды приехала женщина, солидная такая с водителем, привезла 2000 гривен. Я только потом узнала, что она большой чиновник уже Донецкой Народной республики. Но она приехала очень скромно в темном плаще, она совсем не собиралась светиться на прессу, видно было, что от себя. Через несколько дней ее водитель привез целых три мешка детских вещей и, причем, таких красивых!

А еще мы столкнулись с тем, что лекарств не было в аптеках города. Даже если у нас были деньги, мы не могли ничего купить – ну не было этого в аптеках. Люди ездили в Ростов и на Украину, и привозили. Мне такие огромные пакеты привозили этих трубок, вакуумные аспираторы, зонды питательные, удлинители систем, внутривенные катетеры. Люди все приносили, и приносили, а Катя записывала и все считала: мы уже собрали пять ампул того-то, семь ампул таких-то, а нужно еще столько. Цераксон, миронем, одна ампула стоит 300-500 гривен, да еще и нет нигде. А люди все шли и шли: буквально за несколько дней мы собрали около десяти тысяч гривен. А еще был случай, в больнице закончился кислород. Представляете, не завозят в больницу больше кислород, а деток нельзя взять и так резко отключить, их переводят как-то постепенно, по схеме. Я снова рыдаю, а Катя нашла человека, который привез для нас два баллона кислорода.

Уже потом, когда мы вернулись домой, когда Варенька научилась дышать и кушать самостоятельно, когда она ожила и стала поправляться, я часто думала о том, что если бы не люди, я бы ни за что не смогла ее вытянуть. И помогла нам волонтер Катя и люди. Самые разные люди: и богатые, и бедные, и многодетные, и наоборот, бездетные. Но все они - не равнодушные. Все откликнулись на наш крик о помощи. И вот так, с миру по нитке, моей Варюхе спасли жизнь.

Наш разговор подходил к концу, Варвара проснулась и стала настойчиво требовать общения. Спасенная нескудеющим человеческим милосердием жизнь выглядывала из-под чепчика озорными глазками. Прохладный ветер перекатывал по парку первые осенние листья, а в Донецке сегодня был объявлен траур по другой девочке, которую взрослые не спасли. 24 сентября 2015 года на полигоне под Торезом во время соревнований танковых подразделений произошел теракт, в одно мгновение забравший жизнь девятилетней Ксюши. И сегодня ее хоронили. Ее не спасли взрослые, не заслонили собой от войны, от чудовищного безумия и алчности. Ей уже не нужно собирать на лекарства – она улетела в страну ангелов, и вместе с другими донецкими ангелами она будет смотреть на нас с высоты и спрашивать: когда же вы опомнитесь, взрослые?!

 

Автор: Прилуцкая Светлана Алексеевна, 44 года, Донецк.

Участник Международного творческого конкурса «Реальная помощь»

 

Об авторе от первого лица:

Живу в Донецке. Этим все сказано. Все события до сих пор проходят через душу и сердце. Участник Донецкого городского литературно-музыкального клуба «Открытое сердце».

2 Плохо6