Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 

У меня всегда спрашивают: «Почему ты всем помогаешь?». Ответ прост: с детства я видела, как мама помогала другим, как к ней часто обращались за помощью. Она с детства привила нам, троим детям, уважение к старшим, воспитала сострадание, желание откликаться на чужую беду, научила ладить с людьми. В нашей семье не принято дома носить халаты, потому что в любую минуту к нам могут прийти не только друзья, но и совершенно незнакомые люди за помощью. Даже дома мы должны выглядеть хорошо!

Моя мама, Тамара Фёдоровна Актычанова, - ребёнок войны. Воспитывалась в детском доме, когда в 1943 году её папа погиб на фронте, а мама умерла в тот же год от  тифа. И в нашей семье до сих пор очень трепетно относятся к детдомовцам. Живя ещё в Самарканде, хотели открыть семейный детский дом. Обратились в Советский Детский Фонд за помощью, узнали как организовать детский дом, какие документы необходимо собрать… Но настало время, когда Советский Союз начал разваливаться, русскоязычное население стали просто-напросто выгонять с насиженных мест. В Россию, в город Туринск Свердловской области, переехала и моя семья.

                Выживать на новом месте приходилось изо всех сил. Но мы не падали духом! Узнали, что такое голод. У меня были четыре(!) работы, но нигде не платили зарплату. Слава Богу, не бомжевали. Постепенно познакомилась с другими переселенцами из бывших союзных республик.  Я сплотила их вокруг своей семьи. «Идите к Актычановой, она вам поможет», - говорили в Туринске. Чем могла – помогала. Устраивала на работу, искала хотя бы временное жильё, искала деньги у спонсоров в долг, чтобы можно было оформить российское гражданство (в то время надо было иметь на счету Сбербанка 30 тысяч рублей, тем самым доказывая свою возможность жить в России), кормила, делясь последним куском хлеба, стала официальным переводчиком с узбекского на русский язык (у многих трудовые книжки, дипломы, справки были  на узбекском языке,  и для принятия российского гражданства надо было иметь перевод документов на русском языке). У некоторых переселенцев не было даже элементарных вещей – полотенце, мыло, посуда… Делились всем! Надо постирать вещи на машинке или искупаться под душем – пожалуйста! Наши двери дома были открыты для всех! «Ваш дом – проходной двор», - говорили многие знакомые.

                В 2001 году в Самарканде умерла от рака кожи моя подруга Виолетта Вилкова, у которой остались два сына-близнеца. Узнав о горе, я тут же приняла решение усыновить мальчиков.  Сейчас они уже взрослые, живут самостоятельно в США. Они не зовут меня мамой, зовут по имени – отчеству, но у нас с ними очень тёплые по-настоящему семейные отношения. Моя дочь Светлана называет их братьями, а они её – сестрой.

                В 2005 году у нашей землячки из Узбекистана заболел 5-летний внук Руслан Керлер. Рак крови. Сразу же я обратилась через местную газету с кличем о сборе денег на его лечение. Деньги собирали с большим трудом. В то время я узнала адрес фирмы ООО «ВИУР»   и его директора, предпринимателя Владимира Ильича Урусова, который жил и работал в Ханты-Мансийске, но родом он из Туринска. Написала ему письмо. Он перечислил большую сумму денег на лечение Руслана. Позвонив мне, он спросил: «В Туринске все такие неравнодушные люди?». На что последовал ответ: «За других не могу сказать. Но я стараюсь помогать всем, кто ко мне обращается». Русланчик прожил ещё пять лет.

                Я уже говорила, что у нас особое отношение к детским домам. И мы решили передать свою домашнюю библиотеку Туринскому детскому дому.  Библиотека у нас была богатая, почти три тысячи экземпляров. В назначенный день к нашему дому подъехал КамАЗ, и мы погрузили книги в машину. Потом нас с мамой пригласили в гости в детский дом. Когда мы зашли в зал, где нас ждали ребятишки, то мама сказала: «Я увидела родные лица!». Это была встреча со слезами на глазах. Мама рассказала о своём военном детстве, какие интересные случаи  иногда там происходили. Дети провели экскурсию по детскому дому. И благодарили, благодарили за книги. Сейчас наша домашняя библиотека насчитывает всего около 200 книг.

                С 2000 по 2008 годы я была депутатом Туринской районной Думы. Депутатом я не собиралась быть. Но пришли представители одной политической партии и предложили баллотироваться в депутаты: «Мы хотим, чтобы вы представляли наши интересы в Думе». «Да я и так помогаю людям без всякого депутатства», - сказала я. «Став депутатом, вам легче будет решать разные вопросы», - парировали «ходоки». Туринцы проголосовали за меня и во второй раз. В 2004 году, когда началась новая предвыборная кампания, и снова пришли уговаривать меня баллотироваться в депутаты, то я маме сказала: «Я не удивлюсь, если меня вновь изберут депутатом».  На что мама удивлённо спросила: «Почему ты так решила?». «Ты ведь, мама, два раза была депутатом в Самарканде. Я иду по твоим стопам».  

Пришла как-то ко мне на депутатский приём пожилая женщина, Марина Алексеевна Щербакова, избиратель не из моего округа. «Мой депутат не хочет мне помочь. Может быть, вы сможете решить  мою проблему», - сказала она. С большим трудом, но решили её проблему. Куда только я не писала письма, даже в Администрацию Президента России пришлось обращаться. Письмо оттуда направили губернатору Свердловской области, он – главе администрации Муниципального образования «Туринский район», а уж потом – вызвали меня «на ковёр». «Ну, что ж вы сразу пишите письма  Президенту? На месте бы решили вопрос», - сказал глава. «Женщина не может решить свой бытовой вопрос больше полугода. Каждый нашёл причину, чтобы ей отказать. Остался один выход – обратиться в президентскую администрацию», - ответила я. Потом  Марина Алексеевна, как только узнавала, что я веду приём граждан, тут же приходила к его началу, садилась рядом и слушала, как я веду приём. И каждому говорила: «Вы правильно обратились, она вам поможет. Она, знаете, как мне здорово помогла». Несколько раз М.А. Щербакова пыталась написать заметку в газету о моих «подвигах», но я категорически ей запретила это делать.  Помогать надо молча, тихо.

                Как-то раз я поехала в командировку в Екатеринбург. Несколько раз по дороге просила водителя взять людей, которые голосовали на дороге. Потом он спросил: «Почему вы всех подбираете?». «Ты, наверное, не знаешь, Алексей, как ходить зимой в рваных сапогах, не знаешь, что такое голод, не знаешь, как жить без крыши над головой. А я знаю, испытала на своей шкуре», - ответила я.  Вот вам и второй ответ на вопрос: почему я всем помогаю.

                Вот я всё о себе, да о себе рассказываю. Думаете, мне никто не помогал? Ещё как помогали неравнодушные люди! Одна из них – Галина Назаровна Дворниченко – наша соседка по дому. Было это 9 мая 1995 года, когда мы только переехали в Россию. Галина Назаровна – участница Великой Отечественной войны. Зная это, мама накануне говорит: «Завтра утром пойдем к Галине Назаровне и поздравим её с праздником». В  «закромах родины», то есть в чемоданах, мама подобрала очень скромный подарок для неё: павло-пасадский платок, шампунь. В 8.30 мы уже стучались к ней в дом. Она очень удивилась нашему приходу. Мы поздравили ветерана. «А дети ещё меня не поздравили. Совсем чужие люди с утра пришли, а их нет», - сокрушённо сказала она. Все вместе мы пошли на площадь на митинг и концерт. Придя в полдень домой, мама спросила меня и Свету: «Девочки, что будем готовить на обед – манку или гречку?». «Манку, манку!», - ответили мы хором. Потому что знали, что гречку надо будет готовить завтра, 10 мая, на День рождения мамы. Другой еды в доме тогда не было. Вдруг заходит Галина Назаровна. В одной руке чашка с мясным фаршем, в другой руке сумка с пакетом муки и щукой. «Вот это вам! Дети до сих пор меня не поздравили с праздником, а посторонние люди уважили меня», - говоря это, она всё выложила на стол. «Зачем вы всё это принесли? Мы же вас поздравили не для того, чтобы вы нам приносили продукты. У нас всё есть! Давайте сейчас будем кашу есть, чай попьём», - говорю ей со слезами на глазах. «Нет, нет. Я пойду готовиться к вечеру, ко мне подружки вечером придут, приходите и вы». Когда Галина Назаровна ушла, я сказала: «Мама, это сам Бог к нам пришёл в лице Галины Назаровны». Мы приготовили пельмени, пожарили рыбу (первый раз в жизни мы ели щуку!). Вечером снова зашла Галина Назаровна и говорит: «Почему вы не идёте ко мне, мы только вас ждём. А дети до сих пор не поздравили меня».

                Вот уже 11 лет я живу в городе Медногорске Оренбургской области. Нахожусь на пенсии по инвалидности (диабет, 2 группа) 10,5 лет. И здесь я не могу сидеть, сложа руки. Совершенно незнакомые люди могут меня остановить на улице и спросить о чём-то, разъяснить тот или иной президентский указ, Постановление, попросят написать правильно письмо-запрос в какую-либо инстанцию. Всей семьёй собираем одежду для малоимущих семей и сдаём её в Комплексный центр социального обслуживания населения. Несколько месяцев помогали одной детдомовской девушке, которая после детдома осталась без средств  существования и которая ждала рождение ребёнка – в отдел опеки и попечительства городской администрации приносили одежду, продукты питания для неё. Эту девушку мы ни разу не видели. Но решили ей протянуть руку помощи. Потому что знаем, что такое оказаться у  последней черты, переносить все тягости жизни и не оказаться на обочине этой жизни.            

Я рассказала только некоторые эпизоды моей помощи людям. И лишь для этого конкурса позволила себе «якать». Моя дочь Светлана зовёт меня иногда «Мать Тереза». А я в ответ говорю: «Как ты относишься к людям, так и люди будут к тебе относиться».

 

 

Автор:  Актычанова Галина Васильевна, 58 лет, Оренбургская область, город Медногорск

Участник Международного конкурса «Реальная помощь»

 

Об авторе от первого лица:

У меня много хобби – 16. Одно из них – коллекционирование автографов знаменитых людей (актёры, музыканты, певцы, спортсмены, художники, учёные, поэты, писатели). Моему увлечению 28 апреля исполнится 38 лет. Люблю еще театр. С подросткового возраста коллекционирую марки, деньги, керамику. Начала изучать иностранные языки, чтобы улучшить память.

3 Плохо5