Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

...

Бессмертному подвигу Шаварша Владимировича Карапетяна посвящается…

Сентябрьский полдень… в разгаре осень:

Прощальным солнцем согретый город – 

Любвеобилен, многоголосен,

Людским потоком, как сеть, распорот.

Машины, люди… спешат куда-то – 

Средь шумных улиц снуют, мелькая;

Смешались лица, слова и даты:

Шумит, клокочет толпа людская.

Измотан эхом пустого гама,

Бурлящий город бредёт устало;

Хмельная осень нежданной драмы

И страшной смерти не предвещала.

Спешили люди – и на земле пусть

Недолги встречи: лишь на минуты

Свела судьба их… и тот троллейбус,

Что шёл обычным своим маршрутом.

Внезапно – грохот… удар снаружи:

Вильнул троллейбус, сойдя с дороги – 

Бордюр искромсан, забор разрушен…

Чреда мгновений в зловещем роке.

Удары… всплески… Река! О, Боже!

В бездонном страхе застыли лица:

Свело дыханье, мороз по коже…

А может, это им только снится?

Пришёл в сознанье народ (не глуп же) –

Троллейбус замер, и постепенно

Стал погружаться всё глубже, глубже

В туманный омут речного плена.

Терялся воздух (его остатки):

Сквозь окна-щели – вода потоком,

Мгновенья жизни (как вдохи) кратки – 

В висках стучатся последним сроком.

Объяты страхом, бессильной кучей

Застыли (в ступор!) все пассажиры:

Пройдёт ли мимо внезапный случай

Спасти их души, покуда живы?

И тут нежданно, как милость свыше,

Пришла подмога – из ниоткуда:

Толпы стенанья и шум услышав,

Возник спасатель… неужто – чудо?

Он шёл по скверу – пловец-подводник,

Он был задумчив (спешил, похоже) – 

От жалоб шумных и безысходных

Стремглав примчался на крик прохожих.

Бессильны люди – в пучине тонут:

От спазмов мышцы окоченели… 

На миг замешкал – и в зыбкий омут,

К подводной клети, к заветной цели.

Мутнели воды: со дна всплывали 

Ошмётки глины, лохмотья ила,

Зияла бездна в немом оскале:

Троллейбус падал, река бурлила.

Найти проёмы – впотьмах, на ощупь;

Извлечь, на воздух – и вновь, под воду:

Ясна программа, и с нею проще,

Забыв усталость, дарить свободу.

В безумной свалке снесённых кресел,

Разбитых стёкол, ключиц и рёбер

Он лишь мечтою о жизни грезил – 

И был проворен и расторопен.

Вот – первый, третий… десятый… сколько

Их, обречённых, ещё осталось?

Найти, кто выжил, среди осколков – 

Хоть всё в тумане, гнетёт усталость.

И снова – в воду, и снова – к людям:

Живые? дышат? – Скорей… к свободе!

Наверх, из плена – а там рассудим:

Как откачают – спасутся… вроде…

От страха слёзы в глазах застыли:

Из мутной жижи извлёк сиденье… 

Пронзило шоком: в туманном иле

Остался кто-то, ища спасенье.

Обратно, к людям… откуда силы? – 

Спасти, отсрочить их час исхода…

Но стал троллейбус живой могилой:

Багровой пеной вскипают воды.

В последней схватке из тьмы стихии

Достал… и замер: немое тело…

Сумели выжить – одни, другие,

А та – погибла… и не успела…

Потом – как в дымке: огни, машины…

Плывёт пространство… одышка, спазмы,

Казалось – был он несокрушимый,

Но и героям не всё подвластно…

 

***********************************

P.S.

Октябрьский вечер… В лучах заката

Играло солнце, скользя по стенам.

Он был печален: всё виновато

Корила совесть за то сиденье… 

Лежал в больнице… глаза намокли…

Людей жалел он, скорбя и плача.

Он выжил, смерти назло, но мог ли

В её глаза он смотреть иначе?

 

 Автор: Бекорюков Алексей Валентинович, г.Москва

Участник Международного творческого конкурса «Реальная помощь»

 

Об авторе от первого лица:

Бекорюков Алексей Валентинович, 47 лет. Поэт, лауреат и призёр различных поэтических интернет-конкурсов. Проживаю в Москве.

 

 

 

23 Плохо13