Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 

Антон шел после школы домой. Ударили первые заморозки, лужи покрылись тонкой хрустящей пленкой, а дорога блестела от мелких льдинок, вросших в почву. Пахло гнилостными бактериями. Об этом мальчик узнал в школе: «Не листья пахнут, а бактерии».

Около мусорного бака стоял мужик, одетый, явно, не по погоде: замызганные джинсы, черная засаленная драная ветровка, сандалии. В руке у него была бутылка, из которой он периодически отпивал. 

Антон прошел мимо, поморщился - запах резко контрастировал с его настроением. «Бац» - услышал мальчик, оглянулся. Мужик валялся на земле.

«Скорую? Бежать? А если что-то серьезное?». Валявшийся застонал. Антон подбежал:

- Дяденька, что случилось?

- Да б.. упал. Ой. Поскользнулся.

Мужик поднял руку, прося помочь ему встать. Антошка, переборов брезгливость и страх, подал руку. Лежащий заорал. Мальчик вздрогнул. Алкаш посмотрел на руку - указательный палец изгибался под прямым углом, хоть прямо сейчас черти прямоугольник.

- Вам в травм пункт надо.

- Как же... примут они меня.

- Конечно!

- У меня ни паспорта, ни полиса.

- А где?

Мужик развел руками и с сожалением выдавил:

- Бутылку бб...блин разбил.

- А где Вы живете?

-…

- Я Вам помогу.

- Мальчик, иди домой, тебя мама ждет, - криво ухмыльнувшись, заметил мужик.

- Ничего.

- Тогда помогай, че базаришь-то?

Бровь Антона дернулась - ему было неприятно. Хорошо, что было уже достаточно темно, и никто этого не заметил.

Кое-как подняв пострадавшего, мальчик повел его в больницу. «Замараюсь - мама будет ругаться», - тоскливо думалось ему, но вслух спросил:

- Вас как зовут?

- Вова. Владимир Андреевичем звали когда-то, - и с какой-то усталостью поднял глаза на верхние этажи домов. Антошка проследил по линии взгляда - балконы как балконы, чего там рассматривает?

Пока дошли до травм пункта, бомж Вова и школьник Антон еще пару раз чуть не упали. Вове хотелось материться и выпить, но как-то неудобно получалось. Такое вообще с ним было впервые, чтобы перед кем-то было что-то неловко делать.

В регистратуре сидела женщина с ярко-накрашенными красными губами. Ее рот недовольно сжался, когда она посмотрела на бомжа. Сморщив хорошенький нос и прикрыв его надушенным шейным платочком, дежурным голосом сообщила:

- Паспорт, полис.

- У него нет паспорта и полиса, он их потерял.

Красные губы высунулись из окошка регистратуры, затем появились невыразительные усталые глаза, которые удивленно уставились на мальчика. Потом губы пришли в движение и произнесли:

- Контактный телефон.

- Запишите мой, - попросил Антон.

Губы спрятались под платком и оттуда сказали:

- Второй кабинет.

Перед дверью в кабинет никого не было, зато у рентгеновского стояло человек десять. Все вздыхали.

- Вам нужно бахилы купить, Владимир Андреевич.

Бомж Вова осклабился.

- Вас не пустят без них.

Антон наклонился к автомату, выдающему бахилы, опустил 5 рублей, вытащил и надел «государственную обувь» на ноги Владимира.

Из второго кабинета доносилось: «Ага, как же. Сказали, что никакого повышения нечего и ждать! А вы выполняйте больше, а платить будем меньше! А пациентов меньше не становятся! Вон прутся!».

Мальчик оглянулся. Бомж стоял, опустив голову, наконец, выдавил:
- Пойду я.

- Нет, ну, что Вы. Они же клятву давали этому... Гиппократу. Откуда Вы…

Дверь открылась: пышная дама, что-то дожевывая, сказала:

- Это кто там такой жумный?ням. Заходите.

Бомж Вова зашел. Дверь захлопнулась. Из-за тонкой двери доносилось:

- Фамилия?

- Спасатель!

- Хм…

- Имячество, - наверно, доедает что-то, - подумал Антон.

- Владимир Андреевич.

-Место работы…

- …

- Ну, профессия у вас есть?

- Хирург.

В кабинете стало тихо, затем неуверенный и злой мужской голос произнес:

- Как же ты так?

- ...

За дверями быстро заходили.

- Все пропил, да? А спасать людей кто будет? А? Ты на ребенка посмотри! Что тебя привел! А! Да что с тобой говорить.

- Да я...

- Да ты!!! У нас вон хирург уволился, в платную перешел!

- Возьмите меня. Может, я еще не все пропил, - это было сказано почти шепотом.

В кабинете стало тихо, затем:

- Ага, возьмем, а где документы? А ты опять нажрешься, что будем делать?

- У меня диплом есть.

Послышался какой-то шорох, потом шелест бумажек.

- Фу, ты что, на нем колбасу резал? Вера, смотри, «отличник», красный диплом! И как тебя угораздило?

В этот момент над Антоном раздался голос, шедший из глубин красного рта: «Паспорт, полис». Теперь разговор было не разобрать. Через некоторое время из кабинета вышла пышная медсестра Вера: «Мальчик, иди домой, тебя мама ждет. Иди». Вера была похожа на завуча школы Нину Петровну, которую невозможно было не слушаться. Он побрел домой.

Дома Антону попало от мамы не за грязную одежду, а за то, что заставил волноваться.

Наклонившись над тазиком и шоркая грязное белье мылом, он думал о Владимире Андреевиче. А потом сказал маме:

- Я буду ветеринаром.

- Человеком сначала стань, - ответил папа, не отрываясь от «Одноклассников», а то вон что про вас, молодых, пишут.

Через год папе вырезал аппендикс хирург Спасатель Владимир Андреевич. Операция прошла успешно.

 

 

Автор: Подковыркина Анастасия Владимировна, 28 лет

Участник Международного творческого конкурса «Реальная помощь»

14 Плохо12