Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 

О том, что такое доброта, я начала задумываться рано. Получилось так, что в семилетнем возрасте я попала в детский дом. Характер у меня спокойный и покладистый, я быстро освоилась и привыкла к непростой жизни в казённом учреждении. Девчонки у нас дружные,  мы частенько болтали и секретничали на разные животрепещущие  темы. Иногда, чего уж скрывать, обсуждали, а точнее, сравнивали взрослых, особенно наших воспитателей, ведь нам приходилось общаться с ними ежедневно, – а были они такие разные!

Нина Ивановна -  уже не молодая, строгая, требовательная дама, нетерпящая беспорядка, лжи и лицемерия. Мы не питали к ней трепетных чувств, впрочем, она нередко вставала на нашу защиту, выручала в сложных ситуациях, помогала в учёбе. И всё равно, у нас она считалась – злая.

Совсем другая – Екатерина Анатольевна. Катенька - так называли мы её между собой и считали, что добрее нет человека в целом мире! Она была молодая, спортивная, энергичная и жизнелюбивая! Всё делала легко и задорно, и всё-всё у неё получалось лучше всех!

Так, видимо, я и делила бы людей на «добрых» и «злых» если бы не случилось ЭТО! Впрочем, обо всём по порядку…

Однажды (к тому времени я уже училась в 8 классе), возвращаясь из школы, я свернула в незнакомый мне двор. Настроение было превосходное, приближались майские праздники, погода была чудесная!  Проходя возле детской площадки, я заметила группу мальчишек, они шумно себя вели, вроде как играли в мяч. Когда я подошла ближе и увидела, что было у ребят вместо мяча, я пришла в ужас! Я остолбенела!  Я не поверила своим глазам! Я никогда не видела ничего ужаснее! Эти нелюди издевательски смеялись и безжалостно пинали маленького чёрного котёнка! Он уже не мог мяукать, издавал какие-то хрипы, и всё ещё пытался бежать от своих палачей, как старший из ребят притворно ойкнул, и вдогонку пнул несчастное животное!                 Я, не слишком соображая, что делаю, с  диким воплем побежала и упала на землю, закрыв собою жалкое, крохотное тельце котёнка! Мальчишки ничего такого не ожидали, кто-то меня ударил, кто-то схватив за рукав куртки, пытался оттащить… А я, подняв повыше голову, продолжала истошно кричать! На помощь пришла маленькая сухонькая бабулька, божий одуванчик, она замахнулась на парней палкой-клюкой и прокричала: «Хулиганы! Ишь, на девку набросились! Подите вон!» Конечно, эти отморозки не испугались старушки, но, почему то отступили. Та же помогла мне подняться,  и со словами «поди, поди с богом», перекрестила меня.   

С оглядкой, боясь преследования,  я побрела в детский дом, неся в руках маленький, тёплый, пушистый комочек. У котёнка из носика текла кровь; наверное, была сломана лапка, кто знает, что ещё…

И всё-таки он был жив!  Спрятав свою ношу под куртку, я шла и думала,  где и как мне устроить горемыку. Одно я знала твёрдо, никому рассказывать про котёнка нельзя: детдомовцы народ сердобольный, из любви затискают и замучают бедолагу. Перебрав в голове несколько вариантов, решила я устроить его в подвале старых мастерских, зная, что никто туда не заходит. Место было подходящее: тёплое, сухое, безлюдное, – там и устроила жилище для  своего найдёныша.

Для меня началась новая жизнь, полная тайн, упрёков и обид. Всё свободное время я проводила в подвале. Я даже готовила там уроки.  Мне казалось, что если я уйду, смерть отнимет у меня это маленькое беззащитное, но безмерно любимое создание.

Любимчик мой выздоравливал медленно; иногда я впадала в отчаяние, не верила, что смогу выходить малыша, плакала, но не сдавалась! Постепенно котёнок окреп, у него появился аппетит, он стал играть и резвится, хотя всё ещё припадал на одну лапку, научился мурлыкать, когда я брала его на руки.  

Учебный год подходил к концу, приближалось время летних каникул, я лихорадочно думала о том, как поступить с котёнком. Я не могла оставить его на улице. Нужна была помощь! Я поняла, что только Катеньке  могла доверить свою тайну и, выбрав удобное время,  начала рассказывать свою волнующую историю.

У Катеньки на глазах выступили слёзы. Не дослушав мой рассказ, закрыв уши, она выскочила из комнаты: «Всё! Всё! Не говори, не надо!  Я ночью спать не смогу! Пожалуйста!» 

И я ушла, точнее, спряталась в своём убежище… Там, лаская своё пушистое сокровище я сдерживала свои чувства: слёзы текли по щекам, мне хотелось выть, кричать в голос, – и столько же я боялась напугать своего любимца!

Мои надежды на помощь рухнули. Катенька, – добрая, любимая, весёлая Катенька сразу стала мне чужой и неприятной, и я не хотела её больше видеть…

Прошло несколько дней, я по прежнему мучительно искала выход из создавшегося положения, много времени проводила с Ониксом (так я назвала своего маленького забавного друга).

Однажды я задержалась в подвале дольше обычного, и чуть было не опоздала на отбой.  Нина Ивановна, а именно она работала в этот день, внимательно посмотрела на меня и, нахмурившись, строгим голосом сказала: «Пойдём-ка со мной».  В воспитательской комнате она пригласила меня сесть, сама устроилась напротив, и уже другим, совсем  незнакомым мне голосом сказала: « Девочка моя, ты очень изменилась, с тобою что-то произошло. Тебе нужна помощь?» Нина Ивановна вопрошающе смотрела на меня, я замотала головой. Говорить не хотелось. Я тянула время, в надежде, что рабочий день уже закончен, и она уйдет домой. Нина Ивановна не торопилась. Пауза длилась долго.

– Ты знаешь, – начала она, –  из любой ситуации есть выход, главное не отчаиваться, не замыкаться в себе, верить и помощь придёт непременно.

Неожиданно для себя самой, я рассказала обо всём, утаив лишь одно: наш разговор с Катенькой. Нина Ивановна внимательно выслушала, улыбнулась, встала, и, обняв меня, сказала: « Я всегда знала, – ты добрая девочка, пойдём, покажешь мне своё «сокровище».

Оникс ощетинился, но уже через несколько минут мурлыкал, доверчиво прильнув к рукам Нины Ивановны.

                – Ложись спать. У меня завтра выходной, приходи ко мне после обеда, посмотришь, как я его устрою.

Ночью мне не спалось, я ворочалась и думала о внезапном повороте событий, об Ониксе и о себе. О Катеньке и Нине Ивановне.

С тех пор прошло несколько лет. Я учусь в институте.  Всякий раз, приезжая в родной город, первым делом иду к Нине Ивановне, дорогому и близкому мне человеку! Они встречают меня очень радушно: мой дорогой воспитатель и ласковый чёрный пушистик Оникс. Мы пьём чай, болтаем и смеёмся. О былом напоминает лишь больная лапка котика, он все ещё прихрамывает, совсем незаметно…

 

Автор: Рудкина Наталья Андреевна, Архангельская обл., г. Северодвинск

Участник Международного творческого конкурса «Реальная помощь»

 

 

Об авторе от первого лица: много лет работаю воспитателем в детском доме, мои подопечные - старшеклассники, подростки, ребята с нелёгкой судьбой. Работать сложно, но интересно. У меня более двухсот выпускников с большинством из которых я поддерживаю отношения. В свободное время занимаюсь разными видами рукоделия, коллекционирую кукол, шью им одежду. Люблю поэзию, живопись, путешествия.

9 Плохо4