Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

К пятидесяти годам жизни оказался Николаша безработным и никому не нужным человеком. Последнее страшное несчастье свершилось из-за банкротства родного завода. Первый звонок бедствия прозвенел еще ранней весной, когда по цехам родного предприятия, где он отбарабанил тридцать календарных лет, неожиданно зашныряли молодые, одетые в стильные длинные пальто парни с хваткими, жадными глазами. А первого сентября Николашу вместе со всеми выставили за проходную-голодноглазые парнишки ловко обанкротили некогда крепкое производство и начали быстро и самозабвенно продавать на сторону совершенно уникальные импортные станки…

Деваться было некуда и он поплелся на биржу труда. Направления на работу выдавали красивые, улыбчивые барышни охотно и безотказно, зато всевозможные директора ОАО, ЗАО, ООО и других шаражкиных контор брать престарелого, по их мнению, станочника отказывались наотрез -возрастом вышел, им требовалась молодежь с огромным стажем работы. Скрепя сердце, Николаша начал обивать пороги присутственных мест для получения мизерного пособия, которого едва хватало на оплату однушки в малосемейной пятиэтажке с коридорной системой жизнедеятельности.

В этот суровый момент Николашу, которого из-за беззащитного выражения вытянутого худощавого лица, с горестно упавшими вниз уголками тонкогубого рта немедленно хотелось погладить по обширной лысине, а затем украдкой, чтоб не отобрали более сильные и нахальные, сунуть в его руку завалявшуюся в кармане ириску, в скудно освещенном коридоре внезапно притормозил новый сосед. Аллах обделил его ростом, но с лихвой компенсировал этот недостаток шириной и толщиной. С прожитыми годами востроглазый молодец поседел и стал похожим на юркого, упитанного ёжика. Сосед очень профессионально торговал на ближайшем рынке овощами и фруктами и говорил по-русски ну почти без восточного акцента.

-Вах! -золотое сияние зубов на миг осветило несколько квадратных метров обшарпанного помещения, забитого под потолок житейским хламом. -Вах, уважаемый, извини, не могу без слез сматреть на тибя. Такой еще маладой, а уже такой унилий! Э-э, почему хмурость всегда на мужиственном лице, да?

То ли в душе накипело, то ли честный, доброжелательный тон соседа подействовал магически, но малообщительный Николаша, неожиданно для себя, в полутемном коридоре, где остро пахло кошками, выложил как на блюдечке все свои беды: как любимая жена десять лет назад внезапно и необъяснимо сбежала от него, вероломно прихватив с собой малолетнего сына Витясика, а он остался навеки бобылем, и как завод недавно разворовали, а до пенсии пахать еще и пахать, и как на работу не берут из-за возраста…Постеснялся лишь сказать о своей несбыточной мечте - о встрече с женщиной, с которой можно после плотного и вкусного ужина, непроглядными зимними вечерами весело сражаться в шашки или, тесно прижавшись к друг другу, разгадывать мудреные японские головоломки. А летними выходными днями, наслаждаясь природой и читая вслух любимые стихи, подолгу бродить с объёмистыми бутербродами в лукошках по окрестностям города, собирая молоденькие грибы или спелые ягоды..

…Внимательный слушатель соболезнуще поцокал языком и протянул правую руку знакомясь:

-Мирза. А тебя как зовут, уважаемый?

-Николай Степан… можно просто, Николай,- слегка покраснел Николаша.

- На все воля Всевышнего! - торжественно изрек, проведя себя ладонями по лицу, Мирза. - Я тебе помогу- мне нужен свой человек на базе: фрукты-овощи перебирать, затаривать по ящикам, присматривать за шныряющими там бомжами, чтобы не сильно украдывали. Дэнги платить буду каждый день, немного, зато картофель, фрукты и все остальное в допустимых, как говорил мой начальник геологической партии Василий Никитич, да пусть Аллах продлит ему жизнь!, разумных пределах будут у тебя всегда. А тама может и работа по специальности подвернется, главное, руки не опускат, уважаемый, ха-ха-ха!

Предложение Мирзы показалось Николаше весьма заманчивым и перспективным, особенно согрели душу последние слова щедрого работодателя о бесплатных продуктах первой необходимости. Ударили по рукам.

-Завтра зайду за тобой после утреннего намаза, придется завтракать пораньше…

Работа, по сравнению с прежней, почти неотходимой от ревущего деревообрабатывающего станка, оказалась совсем необременительной: разгружать редкие фуры, приглядывать за ненасытными, алчными грузчиками, затаривать по утрам грузовые «Газели», которые развозили по ларькам пластиковые ящики с овощами, зеленью и фруктами. Зачастую рабочий день заканчивался в часа два-три пополудни. Сказка, а не работа, если еще учесть, что почти никогда Николаша не возвращался домой с пустыми руками.

… Этого лохматого темно-серого пса с подпалинами на боках, Николаша начал встречать каждый день возле мясного ларька на остановке городского транспорта. Пес, крупная дворняга, смахивающая на овчарку, только с отвисшими ушами, сидел на задних лапах и неотрывно, зачарованно смотрел на амбразуру ларька, из которой струился на морозный воздух упоительный аромат мясопродуктов. Сидел недвижимо, не отвлекаясь ни на визг тормозов снующих маршруток, ни на гул подъезжающих троллейбусов и ни на гвалт возвращающейся из близкой школы ученической детворы.

Судя по внешнему виду пес не был бездомным: на его шее поблескивал нарядный, в металлических заклепках кожаный ошейник. На третий день Николаша вполголоса отругал нерадивых хозяев и купил в ларьке несколько куриных лапок. Пес, узрев подношение незнакомого доброхота, вскинул голову на мецената, зафиксировал его облик в памяти, встал, потянулся, внимательно осмотрел лежащие дары, учтиво поблагодарил нежданного дарителя скупым помахиванием хвоста и аккуратно приступил к трапезе.

«Воспитанный песик с удивительными голубыми глазами, а вот хозяева его- никудышные»,- подвел итог своим размышлениям о горемычной судьбе симпатичной собаки Николаша. Какая-то неведомая доселе струна тонюсенько завибрировала в глубине души, хотя ранее он был абсолютно равнодушен к собакам, кошкам и иным Божьим тварям, живущих рядом с ним. « Если они существуют, значит, кому-то нужны, но мне до них дела нет!»- еще с детства решил Николаша и даже на давние слезные просьбы Витясика о кошке отвечал твердым отказом…

Хвостатый знакомец занимал привычную позицию, когда на следующий день Николаша вышел из троллейбуса Взор пса по-прежнему был привязан к манящему окошку ларька. Выражение морды было уверенным, невозмутимым и без малейшего намека на подлизывание к покупателям на предмет бесплатного угощения. Николаша, сам не зная зачем, вдруг приблизился к сидельцу и совершенно неожиданно погладил того по голове, пощекотал за ухом.

Жёсткая серая шерсть волнообразно всколыхнулась, пес встрепенулся всем телом, вскочил на лапы и посмотрел на Николашу осмысленным взглядом. По спине приласкавшего собаку человека пробежались мурашки- пес явно о чем-то просил и очень для него важном. «Жрать хочет!»-отгоняя от себя непрошенные мысли, решил отбояриться Николаша и, пересчитав наличность, купил три полноценные, мясистые косточки. Положил собачий деликатес у передних лап собаки и в следующее мгновение огорошено ахнул от увиденного- получатель изысканного лакомства даже не глянул на него, продолжая буравить дарителя странным взглядом.

- Чур, чур меня!- засуетился тот слабыми проблескам и улыбочек, бочком отодвигаясь от непонятного хвостатого существа с почти человеческим взглядом голубых глаз…

В непонятном состоянии духа вернулся домой, спустя рукава приготовил бесхитростный ужин из пельменей, рассеянно, без аппетита поел и прилег на свой единственный, любимый диванчик. Нехотя просмотрел глуповатую телепередачу о женихах и невестах и рано улегся спать. Сон случился на редкость не качественным, прерывистым, хотя и без кошмаров, но утром он проснулся неожиданно разбитым и уставшим. Лёгкий салатик из свежих помидоров, огурцов и зелени почему-то не вернул ему обычного в последние два месяца приподнятого утреннего настроения.

-Что-то мне сегодня не можется, пойду отпрошусь у Мирзы, тем паче, нынче вторник и особой работы на базе нет. Пожалуй, надо чаю заварить покрепче, тогда и отойдет… Эх, правильно говорят- старость не в радость.

От входной двери послышалось невнятное копошение. Он не придал этому факту особого значения, мало ли кто шляется по общему коридору? Но вскоре явственно послышалась шумная возня и громкие, наглые скребки по двери. Бесцеремонные поступки следовало незамедлительно пресекать, Николаша распахнул дверь и… и опешил от удивления, но через мгновение собрался и сурово спросил:

-Это что за номера?..Как ты здесь оказался, бродяга?

Бродяга с хрустом потянулся, сладко зевнул и дружелюбно замахал хвостом, как бы говоря: «Да это же я, это я, тот самый пес, которого вы, господин хороший, целых два раза абсолютно бесплатно подкармливали деликатесами из мясного ларька…Узнали? И вовсе я не бродяга, а пришел вас проведать и сказать мерси-с за ваше благородное бескорыстие к собачке».

Николаша присел на корточки и погладил гостя по голове:

- Сиротинка ты хвостатая… Ну и нюх у тебя и что теперь прикажешь мне делать с тобой? Нынче одному прокормиться проблема, а ты вон какой вырос здоровенный, с настоящую овчарку. Может ты и есть натуральная овчара, только замаскированная, ха-ха? Мне ведь не доводилось ухаживать за домашними питомцами. Тебя и выгуливать, поди , надо, а? Вон, сколько собачников гуляет по утрам и вечерам в компании с любимцами, которые не только газоны минируют своими экскрементами, но и тротуары, того и гляди подорвешься и улетишь на небеса, ха-ха-ха! Ладно, проходи, коли пришел, накормлю тебя макаронами от пуза.

При словах: «Тебя и выгуливать надо», пес коротко взлаял, давая понять человеку, что он и сам с усам- не требуется ему особой помощи, только, любезная душа моя, запусти-выпусти на улицу, ведь совсем не исключено, что починят когда-нибудь входную дверь злодеи-коммунальщики.

Николаша запустил непрошенного визитера в жилище, провел на кухню, ткнул пальцем в угол и погрозил пальцем:

- Сидеть здесь и не болтаться по комнатам! Я сейчас вернусь.

Он вышел в коридор и позвонил в квартиру, которую арендовал Мирза вкупе с бесчисленными родственниками. В коридор вышел заросший сизой щетиной по нижние веки самый молодой член клана.

-Дядю позови, пожалуйста!- попросил Николаша.

Через некоторое время вышел Мирза с широкой улыбкой на сальных щеках. Внимательно выслушал просьбу работника, вскинул измазанные жиром руки:

-Вах, дарагой Николай! Пожалуста, отдихай, собирайся сил - ведь в среду должна прибить фура с хурма. Отдихай!.. Толко денег за отдых извини, уважаемый, ты нэ получишь,хе-хе!

Николаша сердечно поблагодарил босса за предоставленный от-гул ,вернулся к себе. Незванный гость дисциплинированно сидел в указанном месте и с ожиданием обещанного завтрака посмотрел на вошедшего хозяина уютного жилья. «Какое чудесное местечко: аппетитно пахнет приготовленными макаронами, напрочь отсутствует невыносимый, вонючий дух злого никотина, не говоря уже об отвратном, безобразном амбре употребляемого без меры самопального алкоголя»,-умиротворенно рассуждал пес. «Вот бы здесь заиметь постоянную регистрацию- иного и желать грех!.. Что там насчет макарошек?»-он выжидающе скромно завозил пышным хвостом по облезлым, давно не крашенным доскам щелястого пола.

Хозяин не обманул ожиданий пса и вывалил в миску порядочный объём длинных макарон по-флотски.

-Рубай, песик!-хлебосольно произнес он и погладил пса по костистому на удивление хребту.-М-да, видать, не баловали тебя пищей твои хозяйва, держали в черном теле, ошейник держится лишь на ушах.

Он снял ошейник и на обратной стороне прочитал написанное детским почерком: «Его зовут Тузик, а живет он на улице Ковалёвской, дом номер 27»

-Ба-а!-радостно воскликнул Николаша, обрадованный неожиданным поворотом дела .-Живешь ты недалеко и сейчас я отведу тебя к потерявшим от горя головы владельцам. То-то будет восторга сорванцу, который догадался написать твою кличку и адрес. Ты рад, Тузик?

Услыхав свою кличку, пес не поверил собственным ушам, незамедлительно поставил их топориком, а при повторном произнесении, начал жизнерадостно подпрыгивать вверх и норовил во время взлетов лизнуть благодетеля прямо в лицо. Николаша не терпел панибратства в любом его проявлении и поэтому резко осадил чересчур эмоционального гостя.

-Ну, будет, будет!.. Угомонись, Тузик! Иначе схлопочешь по организму своим же ошейником.

Тузик уловил суровые нотки в голосе добродушного, сострадательного мужичка, тотчас присмирел и обратился к остаткам вкуснейшего завтрака. Через минуту миска сверкала девственной белизной.

-Молодец, вот это по- нашему!- похвалил гостя хозяин, громко, с наслаждением прихлёбывая крепкий чаёк из вместительной кружки.-Малость передохнем и я отведу тебя к хозяйвам. Хочешь домой, Тузик?

Но чудодейственное, родное слово «Домой», произвело на пса неожиданное действие: он вдруг отчаянно заскулил и, нервно клацая когтями, забегал по комнате, пытаясь спрятаться под диванчик, куда сумел засунуть лишь половину морды. Тонко, по щенячьи повизгивая, забился-таки в угол между стеной и платяным шкафом, вытянул вперед лапы и притворился мертвецки спящим.

-Не рвется, кхе-кхе, песик домой, но вести надо, вдруг домочадцы сходят с ума от пропажи?.. Черт, где взять прочную веревку для поводка? Вечно у меня ничего путнего нет, придется опять топать к Мирзе, покуда он не отчалил на базу. Тузик, пойдем гулять!

Тузик, куда и сон пропал, пулей сорвался из укрытия. Вышли в коридор и Николаша вновь утопил кнопку звонка. Дверь открыл сам хозяин.

-Вах! Собак завел? Ай, какой маладэц, хороший ты человек, отзивчивий!

-Да нет,- замялся отзывчивый человек,- приблудился случайный пес, надо вернуть хозяйвам, а вести не в чем. Если есть веревка- выручи, верну обязательно.

-Вах!- вскинув заросли седых бровей вверх, восхищенно восклицал Мирза.-Такой красивый собак, балшой и злой, пусть охраняет, слушай, склад. Кормить, есть будет!

-Нельзя!-отрезал Николаша.- У него хозяйва имеются, ищут его везде.

Мирза повнимательнее присмотрелся к притихшему Тузику и удивленно произнес:

-Слушай, Николай, это совсем северная собака, не помню, как ее называют, но на них ездют люди, у которых «много солнца, мало глаз». Я сам лично смотрел, когда в молодости шурфился с геологами на Севере, искали нефть. Такой собак очень сильный физический и преданный хозяину.

Николаша молчал, переминаясь с ноги на ногу. Тузик застеснялся хвалебных слов в свой адрес, растянулся на полу и прикрыл морду лапой.

- Непонятно, откуда она взялась здесь, наверное, кто-то из геологов привез с близкого Заполярья… А тебе, Николай, повезло-бивший квартирант этой жилплощади тоже имел собаку и забыл в шкафчике поводок. Он и сейчас висит, мало ли человек вспомнит и придет за свой вещь. Уже третий месяц висит, а он не приходит. Я тебе поводок дам конечно, на время, и не забудь вернуть, вдруг человек вспомнит, нехорошо получится с моей стороны.

Николаша прицепил поводок на ошейнике Тузика и вернулся к себе, заскочил в ванную, где на кафельной стене висело овальное зеркало, провел рукой по лицу. На остром подбородке и впалых щеках предупредительно скрипнула уже заметная, но редкая щетина. «И бородёнка тужится вырасти как у монгола, в три волосинки!»-едко усмехнулся своему отражению он. «Только обширная плешь придает и то какую-то пошлую, вульгарную интеллигентность. Какая женщина обратит внимание на этакого недотёпу»?..

Он надел зимнюю куртку, на голову натянул толстую связанную бывшей тещей шапочку с ярким, детским помпончиком , который он все время собирался срезать, но руки так и не доходили до снятия идиотского шарика. Поискал перчатки, не нашел, сплюнул и, чтобы не вызвать осложнений в поведении настороженного пса, льстиво пропел:

- Гулять, Тузик, гулять!..

 Наивный Тузик доверился лживым словам и в чудеснейшем расположении духа, солидно, с хозяином при поводке, степенно спустился по лестнице на улицу. Входные двери по-старому кособочились на одной петле, гостеприимно запуская зимний холод в подъезд. «Мороз приличный, градусов за двадцать, да еще с ветерком… Сейчас доставлю собаку по адресу, на обратном пути загляну в магазин за батоном и завалюсь с книжкой на свой удобный диванчик. Красота и холод нам не помеха!» - рассуждал Николаша, незаметно для себя выказывая повадки бывалого собачника негром-кими окриками в адрес своевольного питомца.

А Тузик весело, вприпрыжку, трусил впереди не забывая обнюхивать каждый встречный столб или острый угол какого-нибудь строения, тогда следовала краткая остановка и незамедлительный выброс вверх задней лапы, мол, знай наших. Серые от мороза клубы угарного газа проезжающих мимо автомобилей почти не мешали новоявленному собачнику дышать полной грудью и неторопливо размышлять о Тузике: « Уж больно он жигульный, нерадивые хозяйва дурно его кормят и. вероятнее всего, покалачивают за малейшую провинность, точняк! Случись ему жить со мной, я бы его не обидел-мясистые косточки были бы всегда… Послушный, хороший песик!»

Не вовремя расслабился он, потому что Тузик вдруг заозирался, признавая знакомые места.Наконец, замер как вкопанный- он понял куда и зачем ведет его этот невзрачный мужичонка с дурацкой блямбой на башке…Как доставлялся пес к нужному дому- это ни словом сказать, ни пером описать, но человеческий разум и воля достигли нужного результата: без рук и ног рухнул Николаша на приподъездную скамейку и стал судорожно хватать настежь раскрытым ртом обжигающий, морозный воздух. Тузик забился под скамейку и занял круговую оборону…

Из подъезда, поэтапно, выбралась на Божий свет желтолицая усохшая бабулька в строгом зимнем, до пят, пальто и начала буравить бдительными глазками сидевшего на ее коронном месте лавочки незнакомого мужчину.

Она, опираясь на палку, отважно приблизилась к Николаше, который безмятежно улыбался и наслаждался заслуженным отдыхом.

- Ты чего тут развалился, бусурман? - совсем не ласково проскрипела бабулька.- А ну геть отседова, алкаш!

Престарелая женщина недвусмысленно приподняла палку на ее конце сверкнуло стальное острие. Не успел Николаша раскрыть рот, как из -под скамейки выскочил Тузик и оживленно, хотя и очень деликатно, облапил злобную старушку. Та, увидев пса, моментально помолодела от неподдельной радости.

-Тузинька…Тузячка!.. Живохонький!- заголосила она в полный голос, без конца оглаживая счастливого пса, а когда заметила поводок в руке улыбающегося алкаша, недружелюбно спросила.-Ты почто захомутал нашего Тузика, бусурман?..

Вдоволь обласкав собаку, но не получив ответа на свой вопрос, бабулька вновь накинулась на Николашу. Но тот уже успел отдышаться и миролюбиво сказал:

- Успокойтесь, бабушка! Я всего лишь привел вашу строптивую собачку по ее местожительству, адрес обнаружил утром на ошейнике и сразу доставил Тузика вам. Хотя бы спасибо сказали, весь взопрел на этаком морозе, покуда тянул упирающуюся четырьмя лапами здоровенную собачищу.

 Бабулька воткнула палку в снег:

- Это не моя собака, хотя взяла бы его безоговорочно. Но мой дымчатый Амурчик исключительный эгоист и ревнивец, и на дух не переносит собачьего присутствия. Однажды я поимела сделать глупость, в тайной надежде на благоразумие кота, привела Тузика для знакомства и дальнейшего дружеского общения, да куда там! Амурчик немедля безумно зашипел, выгнулся стальным бубликом и ка-а-к набросится на бедного пса! Хорошо, что ума хватило не закрыть за собой дверь и Тузик с воплями сумел ретироваться на лестничную площадку и встреча прошла без обоюдного кровопролития.

Она горестно вздохнула и присела рядом, заправив на стылые рейки толстую, видимо, на вате полу старинного добротного пальто с богатым цигейковым воротником. В воздухе повис ядреный запах нафталина.

- Нету, мильчик, у Тузика хозяина. Уже прошло месяца три, как Саньку-второклассника, его первейшего друга и, покровителя, социальные работники определили в ентернат, потому что родители, которые и раньше крепко дружили с проклятым зельем, а после того, как в прошлом годе, по весне, их старшенький Алексей, почти выпускник школы, ни с того, ни с сего сиганул с крыши оземь во-о-н с той высотки и вовсе осатанели, да… Так Тузик в одночасье осиротел, уж как он убивался по своему Саньку!.. Ночевал украдкой в нашем подъезде, мы с Федоровной подкармливали его чем смогли. А в квартиру к бусурманам-извергам не шел, потому что били его и саме, и ихние алкашные вдрызг собутыльники… И родителей-горемык тоже жалко- такого хорошего парня непонятно от чего потеряли, э-эх…С неделю назад Тузик и вовсе пропал, мы с Федоровной судачили, немного всплакну-ли, вспоминая доброго песика. А ласковый такой, где увидит и ластится, ластится… Пьяные мужики и бомжи раньше за версту обходили наш двор, зато теперь шастуют кому не лень, и гадють, и гадють, бусурманы…

Бабулька, окутанная нафталиновым дурманом, говорила что-то еще, но перед мысленным взором Николаши встала серьезная проблема-что делать с уже бездомным по всем статьям Тузиком? Оставить здесь, на улице?.. Могут схватить собаколовы или какой-нибудь пьяный придурок забьет битой доверчивого пса насмерть… В уши проник скрипучий старческий голос:

-…мущина по всему ты серьезный, обстоятельный и коли Тузик признал тебя за хозяина, бери его себе и Боженька воздаст! Зимой песик будет жить в вашей квартире, а летом дачу охранять, ни один бусурман близко не подойдет. Верный, старательный друг, агась.

Но Николаша в раздумье развел руки в стороны.

-Бери и точка!- грозно пристукнула палкой по наледи бабулька. Вона идет участковый, в миг доложу ему, что какой-то неизвестный мущина захотел оставить свою собаку в нашем дворе. От уж он, участковый, задаст тебе перца!.. А ну ступай отседова со своей собакой!

Пронзительно, явно рассчитывая на вмешательство полицейского чина, заверещала хитрая старушка. Николаша мигом подхватился и с Тузиком на поводке поспешил убраться из негостеприимного двора, где обитает свирепая, провокационная старуха. Тузик только приветствовал их поспешную рокировку. Отойдя на значительное расстояние, Николаша отстегнул поводок и запихал его в карман. Студеный воздух жестким наждаком продирался по носоглотке и заставлял коченеть неприкрытые ладони. Николаша спрятал уши под шапочку, озябшие руки угнездил в карманах задубевшей от мороза куртке и быстрым шагом заторопился домой.

По пути следования он решил сократить путь и через упавшую секцию зеленого железного забора проник на строительный пустырь. На нем в незапамятные времена собирались построить нечто грандиозное, градоначальник, счастливо ухмыляясь, забросил лопатку бетона в первый камень и на этом все благополучно закончилось: должностное лицо сменили и про стройку забыли напрочь. Но ретивые строители сумели-таки сделать три вещи: озаборить стройплощадку, пустить пыль в глаза страшно доверчивой городской администрации на предмет получения аванса и выкопать мощным экскаватором несколько широких и глубоких котлованов; потом хитрованы- застройщики незамедлительно испарились вместе с техникой, а ямы остались немым укором российской неистребимой безнаказанности.

На открытом пространстве пустыря мороз окончательно озверел и начал проникать до печенок. Николаша, чтобы немного согреться, пустился легкой рысцой, делая при этом энергичные махи обеими руками. Слабо обозначенная в снегу тропинка, местами с наледью от прошлой оттепели, петляла между ямами и надо было соблюдать крайнюю осторожность, чтобы не сверзиться в обледеневшую бездну котлована. Тузик, изредка повиливая роскошным хвостом, тоже спешил к вновь обретенному, желанному домашнему очагу.

А Николаша уже строил планы на совместную жизнь, он с содроганием отмел кощунственное предложение Мирзы о службе пса на овощебазе. Он вспомнил несчастных созданий с клоками свалявшейся шерсти на тощих боках, обезумевших от преследующих их лязгом и ужасным скрежетом стальных цепей, которыми они прочно удерживались на проволоке вдоль периметра базы, с неотрывным, бесконечным лаем-мольбой о помиловании к каждому, кто осмеливался приблизиться к ним... «Ничего-о, где кормится один рот, найдется еда и для второго, ничего-о»,-не успел он домозговать правильную мысль, как на мгновение, с внезапным трепетом, почувствовал, что его правая ступня теряет опору, соскальзывая в пустоту. И он кубарем скатился вниз, на дно глубокой, припорошенной снегом ямы...

… Бедняга не помнил терял ли сознание он или нет, но когда пришел в себя и попытался перевернуться на живот и встать хотя бы на колени , то сразу же завалился вновь на спину: правая нога от бедра до пятки перестала ему повиноваться, начала быстро набухать нестерпимой болью. Когда он приподнял голову на источник недуга, у него встали дыбом оставшиеся волосы на голове-левый носок черного полусапожка смотрел вверх, а правый лежал на снегу параллельно небу…Никакие внутренние усилия вернуть стопу в естественное положение не увенчались успехом, а наоборот-потуги делали боль невыносимой, до крика…

Через некоторое время, стараясь не делать резких движений, он повернулся на левый бок, упираясь здоровой ногой в выбоины, а пальцами цепляясь за мерзлые куски глины, начал потихонечку подтягивать себя наверх. И когда до кромки ямы, вдоль которой неистово лаял и метался Тузик, оставалось совсем пустяк, то кусок глины насмешливо хрюкнул и отломился в руке. Николаша, теряя сознание, скатился на прежнее место.

… «Хоть кто-нибудь прошел бы мимо, тропинку натоптали люди, а не слоны!»- со злобой думал он, отогревая дыханием прихваченные холодом кончики пальцев с сорванными до крови ногтями. «Не хватало до кучи еще и отморозить кобялки… Ну, что, пора орать во все горло»…

-Люди-и…Помогите-е…Спасите…Люди-и…

Но кроме душераздирающего лая бесновавшегося наверху Тузика никто не откликнулся на крики о помощи, угодившего в западню бедолаги. Тут он впервые пожалел, что не обзавелся мобильным телефоном, хотя звонить ему, в принципе, раньше было некому, да и незачем… Сколько раз он подтягивался наверх и скатывался вниз, Николаша сбился со счета, только помнил, что постоянно отогревал дыханием кровавые пальцы перед очередной бесполезной попыткой.

«Вот так всю жизнь не везло, вечно сидел в какой-нибудь … яме, кхе-кхе. Не-е-т, сдаваться нельзя, а то замерзну в мирное время. Кричать бесполезно: взрослые на работе, дети в школе, а пенсионеры здесь не ходят- опасно… Дети в школе, а-а-а, зевается что-то. Дети в школе… на работе. Сейчас, сейчас еще чуток полежу и ка-а-к рвану, только снежная пыль заклубится из-под копыт… И уносит меня, и уносит меня. На работу тороплюсь… А ты откуда здесь взялся, Витясик?.. Какая у тебя горячая и мягкая ручонка»…

 Николаша очнулся от того, что кто-то привалился к нему сбоку, большой и лохматый. Он с трудом разлепил набрякшие веки, вгляделся и узнал Тузика. Тот истово, тихо поскуливая, вылизывал затвердевшие на холоде щеки нового хозяина.

-Ту-у-зик, а я думал ты уже дома греешься у батареи в подъезде или несешь вахту у мясного ларька,- попытался улыбнуться Николаша.

Сверху начали жалить лицо злые, колючие искры, начиналась поземка. И тут ясная в своей простоте, чистая как правда, засверкала спасительная идея. Он приподнялся на локтях и внимательно осмотрел стены капкана. Затем выбрал самый пологий участок ямы и, превозмогая боль, переместился туда. Подивился многочисленным алым бусинкам на противоположном от-косе: «Странно, кому пришло в голову рассыпать здесь столько клюквы?»…

Кровяными руками кое-как выпростал из кармана куртки поводок, застегнул карабин на ошейнике, замотал на левую руку ременную петлю и правой погладил Тузика по голове.

- Выручай, брат! На тебя последняя надежда!

Совершенно неожиданно осенил себя и собаку крестным знамением и с коротким возгласом: «С Богом!», как можно проникновеннее и громче прохрипел:

- Тузик,домой! Домой, Тузик!..

Пес встрепенулся, стрельнул голубыми глазами, натянул поводок и, ломая когти о бетонную от мороза глину, пополз на брюхе наверх.Николаша, срывая остатки кожи на подушечках пальцев, помогал Тузику из последних сил.

- Давай, Тузик, давай!..Домой!..

Тузик остервенело взвизгивал, но сантиметр за сантиметром вытягивал человека на свободу…

-Давай, Тузинька, давай, родной! - задыхаясь от напряжения, хрипел Николаша, не видя ничего перед собой, кроме черной злой глины и вмерзших в нее отполированных дождями камней…Наконец, он ухватился за кусок тор-чащей доски, глухо выдохнул и с протяжным стоном вывалился за край смертельной ловушки. А Тузик на втором дыхании протащил его к близкому забору и сквозь пролом он увидел мчащиеся по дороге автомобили, которые от счастья ему хотелось расцеловать- до окончательного спасения оставались считанные секунды. Николаша, не скрывая слез, привалился к заборному столбу и впал в странное оцепенение.

Машины в десятке метров проносились и проносились мимо несчастного и не думали даже притормозить, чтобы хотя бы поинтересоваться о состоянии здоровья полулежащего мужчины с закрытыми глазами… Тогда инициативу на себя взял Тузик, давно заметивший физическую несостоятельность хозяина- он сдернул с безвольной руки конец поводка и начал с лаем набрасываться на легковушки: «Что же вы, братцы, разве не видите-человеку плохо и он фактически замерзает от вашего равнодушия!»

…Прошло еще сколько-то времени и Николаша потерял всякую надежду в благополучном исходе нелепого происшествия…Но вот, слава Богу! заскрипели тормоза и он с огромным облегчением приподнял непослушные веки: затемненное боковое стекло иномарки плавно опустилось и наружу высунулась холеная рука с золотой печаткой на безымянном пальце. В руке подрагивал, о ужас!.. пистолет! В морозном воздухе послышались громкие сухие щелчки- владелец дорогущего авто стрелял из травматического пистолета в бешеную собаку, которая мешала интенсивному движению машин. Одна из пуль ударила Тузика по спине, уронив его рядом с хозяином, которого парализовало от наглой выходки бандита за рулем. Гневные слова застряли в насквозь промерзшей глотке и наружу сумел просочиться только слабый негодующий сип:

-Что ты делаешь, гад?!

И тут откуда ни возьмись, словно из-под заснеженного тротуара, перед огнестрельным окошком возникла миниатюрная женская фигурка в дешевенькой шубке и яркой кокетливой шапочке. Женщина,ни секунды не раздумывая, начала хлестать сумочкой по безжалостной руке с пистолетом. Автомобиль, резко взревев мотором, трусливо рванул прочь…

Бесстрашная воительница повернула сердитое лицо к Николаше:

-Совсем обнаглели, думает, если впихнул пузо в иномарку- значит он пуп земли и ему позволено безнаказанно стрелять по животным, негодяй!. Ой, а что это с вами?

Николашу сразили наповал огромные, выразительные глаза ,но он сумел-таки промямлить, не сводя восхищенного взгляда с очаровательной, смелой и еще довольно молодой женщины:

-Ногу вот … сломал, наверное. Упал нечаянно в яму. Думал кранты, замерз-ну…Тузик спас…вытащил, вот.. из проклятого котлована.

Женщина, не дослушав тяжкую исповедь, достала из сумочки мобильный телефон и вызвала «Скорую помощь». Спасительница начала ласкать довольного до небес Тузика и Николаша пожалел, что он не собака…

-Ой! Да у вас нос белый»,-вернул его на землю встревоженный женский возглас.

Она присела рядом с ним и своей варежкой, от которой исходил тончайший, упоительный аромат духов, принялась осторожно растирать кончик прихваченного морозом носа. От несказанного, доселе неведомого наслаждения, страдалец глубоко и страстно задышал, желая до умопомрачения лишь одного- чтобы это волшебство длилось бесконечно… Но увы, всему чудесному приходит неизбежный и грубый конец- противно заныли тормоза, хлопнула дверца санитарной кареты.

-Что случилось, граждане?-бесцеремонный голос ворвался в Николашину сказку.

-…Да вот…ненароком подскользнулся, упал и сломал, кажется, ногу. Она совсем опухла и болит адски…

-Славненько, славненько-сейчас доставим вас в травмотологию, там скоренько сделают рентгенчик и все тайное станет явью,-профессиональным тоном изрекла тучная фельдшерица и вдруг зычно закричала водителю,-эй, Трофимыч, не спи в кабине, замерзнешь,ха-ха! Тащи носилки, лежачего грузить будем!

Николашу поместили на носилки и перед тем, как отправиться в нутро,

«Газели», он подозвал не находящего себе места взволнованного Тузика:

-Тузинька, меня сейчас увезут лечиться,-поглаживая по голове, ласково говорил он,-а ты ступай домой, Мирза не позволит помереть тебе с голода. Домой, Тузик, домой!..

- А вы кто будете больному?-вдруг спросила фельдшерица с трудом, с помощью пожилого водителя втискивая обширные телеса на узенькое для нее переднее сиденье.-Ну и холодина сегодня…Ладно, садитесь в машину, там разберутся дежурные хирурги.

Но женщина отмахнулась рукой:

- А как же собака?! Что будет с ней?..Езжайте, мы сами подойдем к прием-ному покою, верно, Тузик?-тот радостно запрыгал, словно подтверждая сказанные слова…

На следующее утро загипсованный и забинтованный Николаша немало поразился, когда в палату вкатился с неотразимой улыбкой на довольном смуглом лице сам господин Мирза. Его левую руку оттягивал к близкому полу вместительный пакет, из которого с любопытством выглядывали крупные краснобокие яблоки.

- Здравствуйте, уважаемые! Всем здоровья и наибыстрого виздоровления!-он вручил каждому обитателю палаты по яблоку, подошел и пододвинул к кровати Николаши хлипкий казенный стульчик, который слезно взмолился под солидной тяжестью посетителя,-Как у тебя дела? По улибка вижу, что нормально. Маладэц, на, кюшай яблоко.

Николаша с трудом удерживая перебинтованными пальцами яблоко, с удовольствием вонзил зубы в сочную, сладкую мякоть. Мирза соорудил на лице хитрую гримасу.

-Слушай, дарагой, я не ожидал, что ты такой женский волокита, да!.. Вах! Какой красивий женщина, не старше моей сорокалетней дочери, да пусть Аллах даст ей и ее детям здоровья!.. привел вечером Тузик в нашу малосемейку! Гейдарчик даже потерял дар говорить, язик проглотил, чуть до-стал обратно, ха-ха-ха!

Николаша слушал жаркую, с бурной жестикуляцией речь Мирзы и ничего не понимал: « Какой может быть из меня дамский угодник с моей-то заурядной физиономией и низкой платежеспособностью»…Ведь он почти ничего не помнил, что с ним происходило в приемном покое больницы, что-то говорил, отвечал врачам, более или менее пришел в себя на койке в пала-те, после внушительной инъекции обезболивающего препарата. И еще врезалась в память очень красивая, будто из советского кино, молодая женщина с большими, раскосыми глазами. Он до сих пор чувствовал аромат ее духов, но даже имени неустрашимой красавицы, которая спасла их с Тузиком, к невосполнимому сожалению, так и не узнал, отчего теперь страдал сильнее, чем от травм. А Мирза продолжал петь дифирамбы неизвестной прелестнице:

-… она говорит полностью твою фамилию с отчеством. А потом, вах! исчезла, как настоящая восточная кюзель! Красавица, клянусь покойной ма-мой,да!.. А за собак ты не беспокойся-спит на твоем коврике и его миска будет наполняться едой два раза в день до твоего виздоровления, да. И Светлана обещала не забивать о собак, приходить…

В дверь негромко постучали, затем она неспешно отворилась и в унылое казенное помещение с желтыми от старости стенами вошло … солнце в образе стройной молодой женщины в ослепительно белой кофточке с кружевным воротничком вокруг тонкой, высокой шеи и в синей расклешенной юбке. Посетительница левой рукой коснулась каштановых волос на гордой голове и темно-голубыми глазами внимательно оглядела обитателей палаты. В ней наступила тишина, только из коридора доносились сердитые шлепки мокрой тряпки по линолеуму-это санитарка с яростными комментариями занималась уборкой навязанной ей несоразмерно ее слабому здоровью огромной, больничной территории.

Мирза повернулся к дверям, поспешно встал со стула и сердечно поприветствовал вошедшую, затем повернулся к Николаше:

-Светлана, вах! настоящая русская кюзель, да!

Трое ходячих мужиков засуетились и мигом убрались в коридор вслед за Мирзой. Остальные, лежащие на растяжках, дружно захрапели, их якобы сморил срочный, обморочный сон. Светлана, покашливая в кулачок, смущенно подошла к Николашиной койке и осторожно присела на краешек стула, положила на тумбочку пакет с гостинцами. Оба скованно молчали, наконец, Светлана выдохнула первые, робкие слова:

-А мы с Тузиком быстрее вас добежали до больницы…

Николаша задохнулся от нахлынувших чувств, только смотрел и не мог насмотреться на свою сокровенную мечту.

 

Автор: Вячеслав Засухин, Петрозаводск

Участник Международного творческого конкурса «Реальная помощь»

 

Вы тоже можете принять участие в этом конкурсе, ждем ваши произведения на электронную почту: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Подробнее о конкурсе можно прочитать по этой ссылке:

http://рупомощь.рф/index.php/tvorchestvo/27-polozhenie-vserossijskogo-konkursa-tvorcheskikh-rabot-realnaya-pomoshch

 

 

18 Плохо14